The wanderings of Zosima to the Rakhmans (Brahmins)

Житие Зосимы како ходи в рахмани [OCS]

‘Rakhman’, a devout person. More on Zosima the Hermit.

Cited according to «The Monuments of renounced Rußian literature» by Nikolai S. Tikhonravov (1863 (2), 81—92).

Житие и жизнь преподобнаго отца нашего Зосимы како ходи в рахмани

Благослови отче

Во дни оны бѣ человѣкъ въ пустыни именемъ Зосима: человѣкъ бѣ праведенъ, иже не вкуси хлѣба ни вина 40 дни ни 40 нощи, ни лица человѣча видѣ. Тъ бо отецъ моляшеся Богу, дабы видѣлъ житие блаженныхъ человѣкъ, иже суть Рахмане. И абие предста предъ нимъ ангелъ господень, глаголя къ нему: «Изосима, человѣче божии! Се посланъ есмь отъ Бога вышняго повѣдати тебѣ, яко ити имаше къ блаженымъ, но не пребудеши съ нимиВъ рукописи: пребудеши сми. ни да не вознесется сердце твое, рекши, яко 40 днии не вкуси хлѣба: слово божіе вышее хлѣба есть и духъ святы выше винаЭто слово въ рукоп. пропущено. есть; и якожь речеши: лица человѣческа не видѣхъ: но се нынѣ великаго проявлениа прѣдъ тобою есть.» И рече Изосима: «Азъ вѣдѣ, еликожъ въсхощетъ ангелъ.» Разумѣй, Изосима: яко единъ отъ мнихъ еси достоинъ; но уже пойдо». Азъ же Изосима изидохъ отъ пещеры Бога моего и поидохъ и не вѣдыйся, камо идый днии 40: изнеможе духъ мой и скрушись тѣло мое и ту молихся три дни Господу Богу своему. И се прииде исъ пустыни звѣрь, именемъ велблудъ, и преклони колѣни и взя мя на хребетъ свой и несе мя по пустыни и посаж мя на мѣстѣ страшнѣ. Бяше бо множство звѣрии лютыхъ, рикающе страшно. И видя смерть, убоявся, створихъ молитву къ Господу Богу. И бысть на мѣстѣ томъ трусъ великъ съ гласомъ, и возвѣя буря велика и взя мя отъ земля на крилу свою. И бѣхъ въ вѣтре томъ моляся Господу, а не вѣдяхся, камо идый. И постаави мя на мѣстѣ рѣкы именемъ Еѵмеаси. И се хотящу ми преити, и возпи рѣка и глаголаше: «Зосима, человѣче божій! не можеши проити сквозѣ мя, немощно бо есть человѣку проити сквозѣ воды моа: но вижь еже есть врьху водъ.» Азже возрѣвъ и видѣхъ стѣну облачну, отъ воды и до небеси стоящу. И рече ми облакъ: «Зосима, человѣче божии! сквозѣ мя не проходитъ ни птица мира сего, ни духъ вѣтрении, нн солнце, ни превабитель диаволъ, ни инъ никтожь можетъ проити сквозѣ мя.» Азже чюдихся о словеси семъ и о гласѣ, глаголющемъ ми вся та. И молящуже ми ся къ Господу Богу, и взидоста два древа отъ земля, доброзрачна и украшена зѣло, исполненна плода благоуханна. И приклонися едино древо, еже на сей странѣ рѣкы, и взя мя на връх свои и возвысивъ мя зѣло и преклонихся до сред рѣкы; и се срѣте другое древо и взятъ мя на връхъ свой, приклонився, и постави мя на земли блаженыхъ: тако возвысився древеса, и пренесоста мя чрезъ рѣку. И почихъ на мѣстѣ томъ 3 дни, и пакы воставъ, поидохъ и не вѣдый, камо идя. Бяше бо мѣсто то исплънено воня добрыя и не бяше горы ни холма, но вся равна бѣ земля та, и цвѣтомъ вся вѣнчана и украшена. И видѣхъ ту человѣка сѣдяща нага, и помысли въ себѣ и рѣхъ: «еда будетъ се превабитель диаволъ?» И помянухъ си гласъ рѣкы и облака, како рече ми: «не проидетъ сквозѣ мя превабитель свѣта суетнаго.» И тако дръзнувъ и глаголахъ къ нему: «Радуйся, брате!» Онже рече ми: «Благодать божиа съ тобою!» И паки рѣхъ къ нему. «Рцы ми, человѣче божии: кто ес ты?» Азже преже о себѣ вся исповѣдахъ ему, како помолихся Господу Богу и принесе мя сѣмо на мѣсто се. Онже отвѣщавъ и рече ми: «Азъ вѣдѣ, яко человѣкъ еси божии: аще ли бы не божии человѣкъ, не моглъ бы рекы преити; ес бо широта рѣкы тоа и облака того 30 верстъ, облакъ же отъ нея ес до небесе, глубинаж рѣкы тоя ес до бездны.» Скончавъж слово то, человѣкъ онъ пакы рече ми: «Отъ суетнаго мира пришелъ еси сѣмо?» И рѣхъ ему: «Воистину.» Рече ми: «Брате!» И пакы рѣхъ ему: «Почто еси, брате, нагъ?» Онже рече: «Не вѣси ся брате, а самъ бо еси нагъ: ты бо носиши кожю овецъ земныхъ, и то истлѣетъ съ тѣломъ твоимъ; и възрѣвъ на небо, вижю лице мое и одежу мою, кака ес.» Азже возрѣхъ и видѣхъ лице его, аки лице ангелу, и одежу его, яко молнию, съ въстока на западъ идущу. Убоявся, рку яко сынъ божии ес, и падохъ на земли съ трепетомъ; онъ же, простеръ руку, воздвиже мя, глаголя: «Азъ единъ отъ блаженыхъ человѣкъ; поиди, брате, да тя веду къ старцемъ нашимъ.» И тако дръжа мя за руку, идяше съ мною. И приведе мя къ инымъ человѣкомъ: бяхужъ въ человѣцѣхъ тѣхъ старцы, подобни сыну божию; бяхуже предстоящи предъ старцы. Приближешуже ми ся близь ихъ, и рекоша: «Си человѣкъ отъ суетнаго мира пришелъ; приидѣте, братие, и помолитеся Господу Богу, да явитъ намъ таину сию, цы уже будетъВъ рукописи: будутъ. кончина приспѣла .» Въставшиже вси вкупѣ, и помолишас Господу Богу, и снидоша ангели съ небеси и рекоша имъ: «Не бойтеся человѣка сего: посла бо и Господь, да пребудетъ съ вами 7 днии, да испишетъ житие ваше и тако идетъ отъ васъ въ мѣсто житиа своего.» Ангелиж, повѣдавше имъ словеса та, и взидоша на небо предъ очима нашима. Тогда старцы предаша мя единому отъ блаженныхъ і рѣша ми: «Пребуди, брате, у него, до 7 днии по глаголу ангелову; а ты, чадо, соблюди человѣка сего, еже рече ангелъ до 7 днии.» I поимъ слуга и веде мя въ хижю свою и бѣховѣ подъ древомъ пребывая отъ 6-го часа до 9-го. Тогда вкушаховѣ, исхожаше вода отъ корениа древу, слажьшее меду, пияховѣ дондеж насыщахомся, и пакы возвращашеся вода въ мѣсто свое. Услышавше же о мнѣ вси живущии ту, яко «прииде человѣкъ отъ суетнаго мира къ намъ,» и возметес вся земля ихъ. И приидоша видѣти мене, яко чюдно имъ бяше. Мнѣ же глаголетьЧитай: глаголахутъ. и въпрашаяхуть мя о всемъ; азъ же все повѣдахъ имъ. И изнемож во мнѣ духъ мои и тѣло и помолихся человѣку божию, у негожъ пребывая, и рѣхъ ему: «Молю тис, брате аще кто приидетъ, рцы имъ: нѣе его здѣ, да быхъ упочилъ мало.» И возпи человѣкъ божии и рече: яко превабление адамле объявися въ насъ: ового бо Адама и Еву переваби диаволъ; мойж человѣкъ тихьми словесы лжетъ: сущу бо ему сдѣ, и се велитъ ми лгати, да быхъ реклъ: «нес его здѣ.» И рече: «Отведите его отъ мене; аще ли сего не отведете, то азъ отбѣгну отъ мѣста сего: се бо всѣати хощетъ сѣмена суетнаго мира.» Въсташаж на мя людіе ти и старцы и рекоша ми: «Отъиди отъ насъ, человѣче, ако не вѣмы, откуду пришелъ еси къ намъ.» Азже плакахся плачемъ великимъ зѣло и отъятся отъ мене помыслъ мои и възпихъ къ старцемъ, глаголя: «Отпустите мя, господа моя: послушайте мене.» Тогда же старцы уставиша людіе и умлъкоша вси. Тогда исповѣхъ имъ все предъ старцы, како молихся Богу, дабы мя сподобилъ вса и хотѣниа въ всеи твари моа суть. Тогдажь старцы рекоша ми: «Рцы намъ: что хощеши, нынѣ да ти створимъ, Богу веселящу тя.» Азъж рѣхъ имъ: «Хощу оть васъ житие ваше взяти.» Ониж възрадовашас радостию великою зѣло и вземъшеж доскы опочаны и написашаВъ рукописи: написаше. перъсты своими, сице глаголюще: «Услышите, услышите. сынове человѣчьстии, человѣкъ нашихъ житие, нарицаемыхъ блаженыхъ, яко отъ тѣхъ же есмы блаженыхъ человѣкъ, но егда проповѣдаяше Еремѣа пророкъ, яко градъ нашь преданъ будетъ въ руцѣ иноплеменникъ и сверже с себе ризы своя и облече в сякно тѣло свое и посыпа пепеломъ главу свою и перстью посыпа одръ свои и заповѣда людемъ, да възвратятся отъ дѣлъ своихъ безаконыхъ.» Услышав и то отецъ нашь Рехомъ, сынъ сыновъ адамль, и рече къ намъ: «Слушайте, сынове и дщери, Рехома, отца вашего: съвлецѣте ризы съ тѣлъ вашихъ; хлѣба отъ огня да не ясте и вина ниЭто слово пропущено въ рукописи. олу не пиите и меду да не вкуси, донелѣж услышитъ Господь молитву нашу.» И рекохомъ отцу своему Рехому: «Якож намъ велиш, отче, то створимъ.» И съвлекохомъ ризы съ тѣлъ своихъ, и хлѣба отъ огня не вкусихомъ, ни вина, ни олу, ни меду; но плячемъ великомъ плакахомся, молящеся Господу Богу. И услыша Господь молитву нашу и възврати гнѣвъ свои отъ насъ; бысть же граду нашему Иерусалиму милость отъ Господа Бога нашего, помилова Господь люди своя и отъя отъ насъ Господь гнѣвъ свои смертный. Потомъ же умре царь града Иерусалима и бысть царь инъВъ рукописи: ина. .

Собрашажеся людие къ нему и повѣдаша о насъ и рѣша: «Суть, царю, здѣ людие твои: съ женами не смѣшаются.» И призва ны царь къ себѣ и вопрошашеВъ рукописи: вопришаше. ны: «Кто вы есте, ли отъ которыхъ люди есте? и коего роду есте?» Мыж рѣкохомъ ему: «Отъ люди твоихъ есмы, града нашего Иерусалима, сынове есмы раба твоего Рехома, сына сыновъ адамль. Егдаж живу сущу отцу твоему царю, повѣдаше Еремѣа пророкъ смерть граду нашему Иерусалиму. Рече пророкъ: «по трехъ днехъ градъ сын да умретъ смертию.» Слышавъж то царь, и покаявся грѣховъ своихъ и заповѣда людемъ своимъ, да покаются отъ дѣлъ своихъ безаконныхъ. Тоже слышавъ отецъ нашь Рехамъ, и заповѣда рекъ: «хлѣба отъ огня да не ядите, и чаши вина да не пиите, донедѣже услышитъ Господь молитву нашу.» Мыж послушахомъ отца нашего Рехама и заповѣдь его створихомъ и тогда обнажихомъ телеса своя, и хлѣба и вина не вкусихомъ и помолихомся Господу о градѣ своемъ Иерусалимѣ и помилова Господь дюди свои и отврати гнѣвъ свои отъ насъ. Тогдаже видѣхомъ, яко веселы души нашы бяху, и рѣхомъ: добрѣе ны ес сице пребыват въ заповѣди отца нашего Рехама.» Рече намъ царь: «Добро есте створили; но уже смѣситесь съ женами своими и хлѣбъ яжьте и вино пиите і славите Бога нашего и будете покаряющеся Богу и царю.» И рѣкохомъ: «Царю! не преступимъ заповѣдь отца нашего.» Тогдажь разгнѣвавъся царь и вверже и въ темницу. Сущимъ же намъ въ темницы и въ ту нощь пришедъ ангелъ господень и открыи врьхъ темницы имъше ны за власы главъ нашихъ и изнесе ны ис темницы и възнесе ны на облакы и принесе ны къ рѣцѣ. И рѣша къ намъ ангели: «Аможе идеть вода, идѣте и вы.» И идохомъ су ангелы. Тогда приведоша ны на землю сию, и тогда погыбе вода рѣкы сея и разсѣдеся мѣсто то, взиде вода отъ бездны и огради землю сию. И прииде облакъ и ста отъ воды до небеси и тако разсѣя ны Господь по всей земли сей и предалъ ны ес жизнь мѣста сего». И пакы рѣши блаженнии: «Услышите, услышите, сынове человѣчьстии , жите блаженыхъ земли сей. И есмы безъ грѣха, а не безсмертни и на небеси же мрътвени. Изведеже земля та плоды добровонны и исхожаяше вода отъ корениа древу слажшее меду: тоже ес на брашно и на пиво намъ. Пребываемже, молящеся Богу день и нощь: все бо тщание наше то ес. Услышите, сынове человѣчьстии, яко у насъ нѣс винограда, ни сосуда ни желѣза, ни дому, ни зданий, ни огня, ни ножа, ни иного желѣза, еже на дѣло; нѣс в насъ сребра, ни злата, ни дождя тяжка, ни гр….Не разобрано. ; ни есть въ насъ никогоже, иже поимаетъ жену себѣ, донелѣже будетъ у него двое чадъ, и потомъ разлучитася другъ отъ друга и пребываютъ оба въ чистотѣ, не вѣдущася, была ли есть въ совокуплении; но якож и преже чистоту храняще, едино же чядъ сю съчтаваю, ли мужъ ли жена, а другое пребываетъ чисто. Нѣс у насъ числа лѣтъ, ни годинамъ, ни мѣсяцемъ, ни днемъ; но вси дние аки единъ день ес. Въ пещерахъ же нашыхъ лежитъ листвие древяное плоско велико нетлѣнно: на томже упочиваемъ подъ древесы. Не назиж есмы, якоже вы глаголете; но имѣемъ одежу праведну; не стыдимся другъ друга. Вкушаемже въ 6 часъ па всякъ день: исходитъ бо отъ древа плодъ въ 6 часъ, и ядимъ и пиемъ отъ него, дондеже насытимся; и пакы възвращается плодъ въ мѣсто свое. Свѣемъ ж о мирѣ вашемъ, иже суть ли праведнии, или грѣшнии; дѣла ваша свѣмы, яко въ послѣднии приходы ангели повѣдаютъ намъ: число днии нашихъ вѣмы и молимся за васъ Богу: мы бо отъ вашего рода есмыВъ рукописи: года есмя. . Понеже избра ны Господь Богъ и посади ны на земли сей безъ грѣха. Ангели божии пребываютъ съ нами по вся дня и повѣдаютъ намъ яже о дѣлехъ вашыхъВъ рукописи: нашыхъ. , и радуемся съ ангелы о дѣлѣхъ праведничихъ, а о грѣшнихъ печални есмы и со слезами молимся къ Господу Богу, дабы утѣшилъ гнѣвъ свой и простилъ грѣхы ихъ. Егдаж приидетъ година поста, и тогда престанутъ вся плоды древяныя и падетъ намъ манна съ небесе, юже бѣ далъ Господь отцемъ нашимъ въ пустыни: есть бо слажьшѣе меду манна та; потому разумѣемъ, яко измѣнися лѣто и время. Егдаж приближится день воскресения господня, тогда пустятъВъ рукописи: постятъ. древа плоды добровонны и тако разумѣемъ, яко начатокъВъ рукописи: начато. лѣту бываетъ; а въ службы мѣсто воскресениа господня бдѣниа бываютъ въ насъ: пребываемъ бдяще 3 дни и 3 нощи. Вѣмъ же годъ умертвиа нашего: нѣс бо мукы, ни труда, ни болѣзни тѣлу нашему; но миръ и утѣха велика и любы: не стужаютъ бо си душа наша, егда приходятъ ангели по нихъ, но радуются и ангели, егда приемлютъ душа наша; якож ждетъ невѣста жениха своего, тако ждетъ душа наша возвѣщениа святыхъ ангелъ: иного бо не глаголютъ ничего ангели, прищедъ по душу, но рекутъ ей: «Поиди, душе: зоветъ тя Христосъ.» И тогда душа изидетъ ис телеси и приступитъ къ ангеломъ и прострутъ одежу свою и приемлють ю, Сице бо блажатъ ю ангели, глаголюще: «Радуйся, блаженная душе! яко сбысться воля божия въ тебѣ; лѣта же жития нашего сту, иже отъ юности преставится, животъ его на семъ свѣтѣ лѣтъ 300 и 60; ащель състарѣвся, отъидетъ свѣта сего, дние жития его лѣтъ 800 и 800. Данож ес намъ отъ ангелъ день искончаниа нашего видѣти. Егда же пришедъ ангели божии, возмутъ кого отъ насъ, видѣвшеж ангели, и съберутся вси людие и идетъ имъ су ангелы поюще, дондеж доведутъ ны на мѣсто покойно: зане бо не имѣемъ никакого сосуда желѣзна; ангелиж сами ископаютъ гробъ тѣлу нашему. И тако отходятъ отъ насъ възвани Богомъ. Мыж вси отъ мала и до велика събираемся, егда душа исходитъ отъ тѣла, облобызаютъ ангели; мыж видимъ зракъ душевный, яко зракъ ангелу, исполненъ свѣта по всему. Тогда ангели, возносяще душу, пѣс Господу БогуЗа тѣмъ въ рукописи опущено, вѣроятно: поютъ. и пакы друзии чинове ангельстии съ радостию срѣтають ю и, облобызающе душу ту, и восходятъ на небеса. Егда же приидетъ на мѣсто, идѣже ся хощеть поклонити Господеви, тогда мы вси падемъ ници на земли. Тогда самъ Сынъ божии приемлетъ душа блаженыхъ съ ангелы своими и приноситъ къ пресвятому Отцу вѣка. Егдаж поютъ ангели на небесѣхъ, мыж слышимъ и гласъ ихъ; егдаж поемъ мы на земли, и ангели слышатъ на небесѣ гласъ нашь: и тако межь ангели и нами восходитъ гласъ пѣния. Егдаж душа блаженыхъ падше поклонится Господеви; тогда падемъ и мы ницы на земли: егдаж воздвигнетъ ю Господь, тогда и мы востанемъ отъ земля. Егдаж поидетъ душа на мѣсто покоино, тогда и мы поидемъ и входимъ въ церковь и скончеваемъ молитву къ Господу Богу. Се все написавше житие блаженнии и дахомъ брату нашему Зосимѣ и проводихомъ его до рѣкы Еѵмелии, до древесъ».

Азже Зосима помолихся къ блаженымъ, да быша молитву створили къ Господу Богу о мнѣ, дабы мя прияли древеса на връхъ свой на пренесение рѣкы. И возпиша вси къ Господу и рѣша: «Господи Боже нашь, давый намъ чюдеса своя и пославый съ симъЧитай: къ намъ. раба своего Зосиму отъ мира суетнаго! и пакы доведе и до печеры его съ миромъ». И повелѣ Господь преклонитис древесома и пренести чрезъ рѣку. Ставъж на оной странѣ рѣкы и възпихъ гласомъ великомъ зѣло: «Человѣцы суще блаженнии, братиа суще ангеломъ святымъ! дадите ми молитву съ миромъ; се бо уже отхожу отъ васъ». Они же, створивше молитву къ Господу, и возопиша ко мнѣ, глаголюще : «Съ миромъ, иди, брате! Господь Богъ да будетъ съ тобою!» Азъж помолихся Господу Богу, и прииде ко мнѣ облакъ и постави мя на мѣстѣ равнѣ, идѣж преж обрѣлъ суща. Възвратився съ миромъ облакъ и воздвиже гласъ свой, глаголя: «Блаженъ есиВъ рукописи: блажень си Зосима, яко съчитанъ быс съ блаженными.» И отъиде. И какы молящу ми ся, и прииде левъ и взяВъ рукописи: зя. мя на рамѣ свои и несе мя 100 и 5 днии и посади мя на мѣстѣВъ рукописи: мѣ. равнѣ, и възвратис отъ мене, вопия и глаголя: «Блаженъ еси Зосима, яко съчтанъ быс съ блаженными.» И пакы прииде звѣрь исъ пустыни, именемъ вельблудъ и взятъ мя на хребетъ свой и несе мя 100 и 5 днии и посади мя на мѣстѣ, идѣж мя преж обрѣлъ, и возвратис отъ мене съ миромъ, вопия и глаголя: «Блаженъ еси Зосима, яко съчтанъ еси съ блаженными.» И видѣвже мя въ помыслѣхъ суща диаволъ въсхотѣ искусити мя отъ пещеры своеа. И пришедъ ангелъ господень и рече ми: «Се прииде дияволъ искусит тебе, но Господь нашь бран сътворитъ снимъ; слава бо вѣры твоеа связати имать сатану.» Явиже ми ся пакы другыи ангелъ господень, зовя и глаголя: «Добрѣ прииде, блажениче христовъ! поиди, да тя веду въ пещера сиа на послушьство всеи пустыни, на цѣлбу недужнымъ, прибѣгающимъ къ ней, на скрушение духомъ нечистымъ». Имже мя за руку ангелъ господень, мощна мя створи и веде мя 40 днии до печеры, в нейж преже бѣхъ жиивый. И предложи трапезу истину и положихъ дъскы опочаны, вданныа ми отъ блаженныхъ человѣкъ, на олтари въ пещерѣ моей, и отъидоша ангели господни. И ста диаволъ прѣдъ мною, образъ имѣа дивии, гнѣва исполненъ и ярости горкы, и рече къ мнѣ: «Азъ мнѣхъ, яко створить тя Господь подобна блаженымъ имѣти тебе и пребывати ти безгрѣшну подобна ангеломъ: сего ради азъ промысломъ зломъ внидохъ во змию и тѣмъ створихъ и Адаму, первому человѣку, наготу и внесохъ на ня прелесть и смерть и грѣхъ, и тако отпадоста славы божия и святыхъ ангелъ. Или ты нынѣ шедъ принеслъ еси житие блаженыхъ, дабы и здѣ безъ грѣха человѣцы были? Но азъ ти покажу, како тя погублю и тѣхъ, иже приимутъ, иже еси принеслъ.» И то рекъ, отъиде отъ мене диаволъ. По 8 днии събра съ собою 300 и 60 бѣсъ возхитиша мя и бия отъ пещеры, молитву творящя, и бияху мя, свищущеВъ рукописи: свищуща. днии 40. И потомъ: восплакася дияволъ предъ мною и рече: «О горе мнѣ, яко сей одолѣ мя молитвою своею!» И нача отступати отъ мене. Азъ же рѣхъ ему: «Не имаши простъ отступити отъ мене, дондеж кленеши ми ся, да не искусиши человѣка божиа о семъ.» И восплакася дияволъ плачемъ великымъ горкымъ и кдятис нача основавшему 7 небесъ: «яко донелѣж житие твое ес Зосима, по тебѣ не имамъ приити на мѣсто се.» Тогдаж послахъ его во огнь вѣчный съ бѣсы, яж бяху съ нимъ, и тако ищезоша вси.

По семъ яви ми ся ангелъ господень, пребывааи со мною, и инии ангели съ нимъ и вознесоша мя въ пещеру мою славою великою. Потомъ жихъ лѣтъ 30 и 6, раздая житие блаженыхъ отцемъ пустынникомъ. Услышавже дияволъ чтомое житье блаженыхъ въ миру семъ, и восплакася горко, глаголя: «Аще проидетъ въ весь миръ, то (азъ) будетъ безъ грѣха, токмо азъ одинъ въ мукахъ буду». По скончанииж 30 и 6 лѣтъ приидоша ко мнѣ ангели божии тѣмже образомъ, имже и къ блаженнымъ приходятъ, събрашажеся и священницы, и черноризьцы вси, иж слышаша и почтоша житие блаженыхъ. Азъж, въ пустыни присно сый живъ, испытахъ вся та, видѣхъ хотящимъ приити на ползу.

И тако изиде душа преподобнаго отца Изосима, тѣмже чиномъ, акы и блаженыхъ. Ангелиж божии съхраниша тѣло святаго Изосима, яко многоцѣнное мѵро, целоваху душу его, свѣтлѣйшу солнца. И въ тои часъ взидоша 7 ѳуникъ на мѣстѣ томъ, водаж та свята ес и до сего дни на цѣлбу и на спасение душамъ и на утѣху всѣмъ прибѣгающимъ, хотящимъ ползы отъ нея. Миръж всѣмъ слышащимъ жития блаженныхъ человѣкъ! Миръж всѣмъ слышащимъ память святаго Зосимы: буд имъ Богъ помощникъ и спаситель! Блажениже же и тѣ прочитающи житие святаго Зосимы и с тѣми, иж съ любовию послушаютъ. Да сподобитъ ихъ Господь жития блаженыхъ въ семъ вѣцѣ и въ будущемъ! Богу нашему слава и нынѣ и присно.

Read more

Read further on the topic at sacred-texts.com

The apocrypha of the Ancient Rus’: texts and research[ru]

The Slavonic typesetting on this page uses the font «Hirmos» designed by Vladislav V. Dorosh.

The wanderings of Zosima to the Rakhmans (Brahmins) - Maxime Seveleu-Dubrovnik